Суббота, 16.12.2017, 21:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Июнь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Мой сайт
    Главная » 2014 » Июнь » 30 » Стихи любимой женщине о её самообладании. Молоко любимой женщины
    23:56

    Стихи любимой женщине о её самообладании. Молоко любимой женщины





    У Л. был день рождения. Впятером
    мы собрались у него на крыше восемнадцатого этажа, где и планировали
    пробыть всю ночь. Благо – лето.
    Я пил тогда вино с потрясающим названием
    «Молоко любимой женщины» после долгой завязки.
    За время воздержания я уже успел позабыть, какого это – быть пьяным.
    И я до сих пор не понимаю, был ли я в тот день пьян или просто на эмоциях.
    Мы с моей на тот момент женщиной П. лежали на простынях,
    постеленных поверх рубероида. Она засунула свою ступню ко мне в трусы,
    но это не выглядело пошло и никого не смущало – в этом была прелесть.

    Время подошло к двенадцати вечера, подул северный ветер,
    тучи сгустились над нашими головами, и грянул гром. Но мы не думали покидать
    открытое пространство. Наш друг С. стал ужасно нервничать по поводу того,
    что в нас ударит молнией, и нужно срочно уходить. Но мы его быстро переубедили
    и в итоге досидели до того момента, когда дождик начал покрапывать.
    Я лежал на влажных простынях, и настойчиво курил вторую подряд
    мокнущую от дождя сигарету, как вдруг обратил внимание,
    что моя женщина встала на край крыши, покрытый мокрым от дождя железным листом,
    и держась за хлипкое решетчатое ограждение, смотрела то ли вдаль, то ли вниз.
    Я закричал ей, чтобы она слезала оттуда. Ребята заметили П. только после того,
    как я заорал, и хором меня поддержали. Но П. не обращала на нас никакого внимания,
    и, кажется, еще сильнее нагнулась вперед. Я не в силах был подойти к ней
    и снять оттуда. Знаете, это как когда вы видите, что ваша кошка спокойно сидит
    на подоконнике с внешней стороны. И вы смотри на нее, а ваше сердце кровью
    обливается. Но кошка чувствует себя спокойно – для нее это обычное дело.
    И если вы решите подойти и «спасти» вашу кошку, то она, испугавшись,
    может просто-напросто прыгнуть с подоконника вниз. Что-то подобное и я
    испытал в тот момент, хоть и понимал, что это полнейшая глупость.
    Я сказал Л., чтобы он снял эту дуру оттуда, а сам трясущимися ногами
    пошел к выходу с крыши, и очутился в подъезде.
    Я облокотился горячим лбом о холодные железные перилла.
    Через пару минут на цыпочках ко мне подошла П., встала рядом. Она молчала
    и ничего не говорила, а я пытался успокоить свое дыхание. Шепотом она спросила:
    «Что я сделала?» И я не знал, что ей ответить. Я не хотел ее ругать, бить.
    Мне просто хотелось самому умереть. И я сказал ей: «Не смей никогда так делать.
    Я умру, если еще раз увижу подобное. Ты же знаешь, что мне больно на такое смотреть».
    А потом сказал: «Оставь меня», и П. ушла.
    Я находился один в этой коморке уже десять минут, вошел Н.
    – Все нормально?
    = Как видишь, – ответил я.
    – Слушай, я давно хотел тебя спросить. Ну, про тот случай… Ты видел тогда что-нибудь?
    = Нет. Абсолютно ничего не видел. Мне не было больно. Умирать не страшно. Поверь.
    Спустя полчаса я вернулся на крышу. Думал было, что успокоился,
    но когда увидел ее так спокойно стоящей, будто ничего только что не произошло,
    то сорвался. Пошел в какой-то угол, и потеряв самообладание просто свалился
    на мокрый рубероид, пахнущий дождем и мочой. Я сжался в позу зародыша,
    сверху на меня покрапывал теплый дождик, и я тихо заплакал.
    Я уже даже не столь горевал по тому, что сделала П., сколько от того,
    что все мои переживания сконцентрировались именно в этот момент,
    и я просто не в силах их был удержать в себе. Я редко выхожу из душевного равновесия,
    но когда это происходит, то просто теряю дар речи и способность что-либо
    делать. Я становлюсь будто полностью парализованным глухонемым стариком,
    и мне ничем не помочь. С. подбежал ко мне и спросил, что стряслось. Я молчал.
    Я молчал, разинув рот от боли, и не двигался. С. пытался меня поднять, но вскоре
    бросил эту затею. Я слышал, как он подошел к П. и что-то ей сказал.
    П. подошла ко мне и легла рядом со мной, обняв, но я попросил,
    чтобы она меня не трогала. П. убрала руку и осталась лежать подле меня.
    Мы лежали с ней так минут тридцать. Я уже дрожал от холода.
    Слушал, как ребята собирали в пакеты то, что мы с собой принесли,
    чтобы куда-то двинуться. Когда я пришел в себя, то понял, что лежу
    в этом зассаном углу совершенно один. П. куда-то ушла. Я встал и спросил,
    куда мы направляемся. Мне сказали, что домой к Н. Я сказал, что буду ждать внизу
    около подъезда, и направился на выход. Почему-то решил не ехать на лифте, и пошел
    пешком вниз с восемнадцатого этажа. На каждом лестничном пролете
    я останавливался и бил кулаком в стену. Чувствовал адскую боль, плакал.
    Спускался вниз, несколько раз мочился. В полной темноте я не понимал,
    на каком этаже я нахожусь. Спускался все ниже и ниже. И вот она, последняя дверь.
    Я отворяю ее и вижу какую-то комнату, залитую светом, и безликого мужчину в стуле.
    Неужто я спятил? Где здесь выход? Что это за черт? Я поспешно закрыл дверь.
    Струхнув, я стал ломиться в каждую дверь на лестничных пролетах, но все они были
    заперты. Я уже не знал, что делать. Пытался посмотреть в маленькое окошко подъезда,
    чтобы понять, на каком этаже я нахожусь, но за окном была кромешная тьма.
    Я спускался, поднимался, ломился в двери, бил стены кулаками, молился,
    и в конечном итоге куда-то вышел. Прямо к лифту. Это был третий этаж.
    Спустился на лифте на первый. Из соседнего как раз в этом время вышел Н. и Л.
    – Ты где был вообще?
    = Ребята, вы не поверите мне, но я был в аду! Клянусь! Я видел черта!
    Я все рассказывал Н. о своем походе, когда мы вышли на улицу. Время было часа два ночи. Я увидел, как Л. удаляется о нас, и крикнул ему, чтобы он дал мне зажигалку,
    но Л. не услышал меня, разбежался и с разбегу прыгнул ногами в стоящую на
    парковке машину. Она заревела. Следом Л. ударил кулаком по лобовому стеклу другую,
    и убежал в темноту. Под рев машин я смотрел, как он бежит в сторону дома Н.
    Я спросил у Н.: «Что с ним?», но не ждал ответа. Я понял, что через мгновение
    должны спуститься С. и П. Я не хотел видеть П., поэтому пошел медленным шагом за Л.

    После двадцати минут ходьбы по пустой ночной Самаре, я пришел в дому Н.,
    но был я там один. Л. пришел только через десять минут после и спросил:
    «Не приставал к тебе кто-нибудь по дороге?» Я ответил, что нет.
    ____

    Я завалился на кровать в комнате Н.
    Через минуту в комнату пришла П., и молча
    села на кресло напротив.
    Ребята на кухне играли в бридж, а я пытался перестать дышать
    в присутствии моей женщины.
    Через сорок минут она меня покинула, а я как раз
    в это время пришел в себя.
    Я пришел на кухню. Там С. ругался на женщин,
    Н. ел йогурт,
    а Л. плевал в пепельницу, пытаясь сделать какой-то узор.
    П. нигде не было.
    Я пошел в зал и увидел ее, тихо спящую на диване. Разделся, лег рядом с ней.
    – Как дела? – спросила она.
    = Все хорошо.
    – Да, – прошептала она.
    И мы спокойно уснули, под крик с кухни С.: «ДА ВСЕ ОНИ ШЛЮХИ!»

    Сейчас уже П.,
    наверняка,
    кому-то другому поет ту песню про детей в чужой член,
    представляя,
    что это микрофон,
    пока сердце мое,
    переживая те воспоминания,
    заходится и обливается кровью.



    Источник: www.stihi.ru
    Просмотров: 45 | Добавил: forither | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Бесплатный конструктор сайтов - uCozCopyright MyCorp © 2017